Энергетическая ценность
Новости
УДачные метаморфозы
ВКонтактеОдноклассникиTwitterFacebookLivejournalМой круг
Известная актриса Ирина Лачина посекретничала с Office Magazine на темы профессиональной и личной жизни.

Текст: Наталия Корнеева 

IMG_8626.jpg
В 16 лет Ирина Лачина стала актрисой. В 18 вышла замуж по любви за однокурсника Олега Будрина. Сериалы «Леди Бомж», «Леди Босс» и фильм «Тяжелый песок», после которого Лачина стала лауреатом «Золотого Орла», сделали ее известной. С OFM Ирина поделилась секретами актерского счастья и семейного мастерства.

OfficeMagazine: Ирина, о вас, актерах, часто говорят, что вы – небожители. Подтвердите или развейте этот миф.

Ирина Лачина: Небожитель – Господь Бог, все остальные, в том числе и мы, актеры, земные существа.

OFM: Правда, что в театральном институте складывается одно представление о профессии, а когда актер попадает в театр, оказывается совсем в другой реальности?

И.Л.: В институте существует некий парниковый эффект, в котором студентов бережно и заботливо выращивают, как рассаду. Когда же они попадают в более агрессивные природные условия, новоиспеченным артистам приходится нелегко. Что касается меня, когда я была на втором курсе театрального училища им. Б.В. Щукина, режиссер театра «Современник» Галина Борисовна Волчек пригласила меня в спектакль «Анфиса» по Леониду Андрееву. С тех пор я считаю Галину Борисовну своей крестной мамой в профессии. Благодаря ей я постигала азы актерского мастерства не только в институте, но и на сцене прославленного театра, репетируя с такими мэтрами, как Марина Мстиславовна Неелова.

OFM: Если студенту на пользу такая практика, то почему это не делается? Как, например, было раньше: учился студент в институте имени Баумана и одновременно работал на заводе.

И.Л.: Студентов много – ролей мало. (Смеется.) Хотя существует практика, когда студентов задействуют в массовых сценах спектакля. Но все равно всех задействовать невозможно.

OFM: Выяснилось, что у нас сейчас катастрофически не хватает инженеров и от этого хромает экономика. А может такое быть, чтобы не хватало актеров?

И.Л.: У нас в стране мозгов не хватает, поэтому хромает не только экономика. А актеров всегда будет много. Эта профессия постоянно будет притягивать внешним блеском и «легкой» славой. Вопрос не в количестве актеров, а в качестве.

OFM: Судя по тому, насколько актерская профессия экстремальна, нужно быть физически выносливым, здоровым…

И.Л.: ...Румяным и красивым. (Смеется.) Конечно, физическая подготовка должна быть серьезной. В театральном вузе есть такие классы, как сценическое движение, сценический бой, классический танец, классический станок, фехтование. Стандартный рабочий день актера составляет 12 часов. Так отражено в договоре. Туда не входит, естественно, дорога. Что касается физических нагрузок, то часто время года на экране не совпадает с календарем. Лето мы снимаем осенью и наоборот. Однажды мы снимали летнюю сцену, когда на улице уже был снег. Оператор выставил камеру так, чтобы не захватывать бульвар в сугробах. Над нами растянули тент, чтобы снег не падал на голову. Мы с партнером честно старались не клацать зубами от холода и играть романтическую сцену встречи. После нескольких дублей оператор говорит: «Ребята, вы можете не дышать, а то пар идет изо рта?» Хорошо, что сцена была короткой и без слов, поэтому нам удалось выполнить просьбу оператора! (Смеется.) В сериале «Медвежий угол» моя героиня топится от несчастной любви. Мы снимали эту сцену в начале сентября на Селигере, где и летом-то холодная вода, а финал – в конце месяца. Было очень холодно. Мокрая одежда липла к телу. После каждого дубля меня окатывали горячей водой из ведра, от меня клубами валил пар, после чего я опять возвращалась в озеро, и мы снимали следующий дубль.

Слава Богу, я не заболела тогда, все обошлось. Но подобные ситуации во время съемок не исключение, а скорее правило.

OFM: Вы счастливы оттого, что выбрали именно эту профессию, а не какую-то другую?

И.Л.: Моя профессия – это моя жизнь. Пафосно? (Смеется.) Возможно. Но я уверена, что, если человек занимается любимым делом, он априори счастлив, потому что реализован и внутренне стабилен. А если не любимым, то ему все время кажется, что жизнь проходит мимо, его обошли и он заслуживает лучшего.

OFM: Нередко актеры сетуют на такую сторону вашей профессии, как зависимость. Вы ощущаете себя зависимой?

И.Л.: Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя, как говорил В.И. Ленин. (Смеется.) Да, актера выбирают на ту или иную роль. Это – прерогатива режиссера. А на сегодняшний день – продюсера, нередко вопреки пожеланиям режиссера. И каждый из нас сам для себя решает, насколько он к этому готов. С другой стороны, если роль нравится, за нее всегда можно побороться. Известен же случай, когда Андрей Тарковский готовился снимать картину «Андрей Рублев» и на главную роль уже был утвержден актер. Анатолий Солоницын, тогда еще никому не известный, приехал к режиссеру и убедил его, что лично должен сыграть Рублева. В итоге Тарковский утвердил его на роль. Состоялся фильм, состоялся актер Солоницын. Мне кажется, что актеры больше зависят от собственного характера, чем от обстоятельств.

016.jpg

OFM: Но ведь ролей, за которые хотелось бы бороться, на самом деле очень мало, ведь так?

И.Л.: Их всегда было немного и, наверное, много быть не может.

OFM: Роли, которые вы играли, весьма динамичны. В жизни вы тоже, как на вулкане?

И.Л.: Боже упаси. Даже не стремлюсь к этому.

OFM: Какая вы дома?

И.Л.: Такая же, как вы: пью чай, ем, читаю, отвечаю на звонки, ухаживаю за своим домашним зверинцем. Появилось еще одно увлечение – декупаж. Я вдохновенно расписала все двери в доме, дальше в ход пойдут, наверное, тумбочки. (Смеется.) Еще давно и страстно хотела съездить в Муром и Дивеево, но все никак не получалось, а в этом году мы с семьей там наконец-то побывали. Провела девять часов за рулем, совершенно не устала и была абсолютно счастлива. В качестве сувенира привезли очаровательного котенка.

OFM: Которого по счету?

И.Л.: Эта информация не для прессы. (Смеется.) Котенок просто залез в двигатель машины и оглашал утробным воем окрестности. Когда мы его оттуда выманили, оказалось, что он совсем крошечный. Черненький, с беленькой грудкой и огромными глазищами. Хозяев не нашлось, и мы поняли, что это судьба. Подруга сказала, что он похож на меня.

OFM: Как остальные кошки его приняли?

И.Л.: Чудесно. У него сразу появился свой соцкомплект: корзиночка, миска и набор игрушек, так что поводов не любить его у них не нашлось.

OFM: Ирина, а хорошо быть мамой взрослой дочери? Ведь Маша уже студентка. Представляете, если бы ей сейчас было всего пять лет?

И.Л.: Прекрасно! Если бы Господь дал мне еще детей, я была бы только счастлива.

OFM: Маша учится на телережиссера. Актрисой она не мечтала стать?

И.Л.: Маша начала сниматься, когда ей было восемь лет. Но телевидение для нее сегодня интереснее.

OFM: Ира, вы производите впечатление очень сильного и позитивного человека. Как устроить свою жизнь таким образом, чтобы не падать духом, идти вперед и не унывать?

И.Л.: Я тоже огорчаюсь, но умело маскируюсь. (Улыбается.) Более того, всегда была пессимистом. Но со временем выработала философию, которая мне помогает. Начиная с банального «Что ни делается, все – к лучшему», заканчивая шуткой о том, кто что видит на кладбище: «Пессимист – кресты, а оптимист – сплошные плюсы»! И когда себя настраиваешь на эту волну, легче переживаешь негатив. Крупинки радости надо уметь находить в каждом прожитом дне. Это трудно, но очень надо.

OFM: В вашей семье кто главный?

И.Л.: У нас – тандем. Мы с Олегом не делим власть. Семья – не поле битвы и не средство доказать, кто круче. Мы – вместе.

OFM: Вы сумели выстроить свою счастливую ячейку. Это отдалило вас от мамы (звезда советского экрана Светлана Тома. – Ред.) или, наоборот, сблизило?

И.Л.: У нас всегда были близкие отношения. Но с рождением Маши я стала лучше понимать маму, ее беспокойство, страхи, желание защитить и оградить от любой опасности. Со временем я поняла еще одну важную вещь. С возрастом мы как бы меняемся местами с нашими родителями – они становятся для нас детьми, а мы берем за них ответственность и заботимся о них. И еще… Когда повзрослела Маша, я с удивлением обнаружила, что теперь я нуждаюсь в ней гораздо больше, чем она во мне. Когда-то, очень давно, по телевизору показывали социальную рекламу: «Позвоните родителям!» И я тоже хочу вам сейчас сказать: «Позвоните родителям и скажите им, что вы их любите» Они очень этого ждут. 

Читайте так же

Баннер справа
Июнь-июль